Бизнес-обучение: люди готовы платить за драйв и эмоции
Материалы выпуска
Евгений Бурденюк: «Я провоцирую людей учиться» Компетенция Глава сообщества Rich Woman рассказала о главных страхах женщин в бизнесе Компетенция Как студенческий бизнес вырос в крупную типографию Компетенция Бизнес-обучение: люди готовы платить за драйв и эмоции Решения Владелец сети кофеен рассказал, как создал успешный бизнес с 60 тыс. руб. Компетенция «Гирягантеля»: как заработать на спорте в небольшом городе Компетенция Ритейлер рассказал, почему «детям кризиса» легче делать бизнес Компетенция Как Светлана Копцева заработала на больших цветах и стране чудес Рынок
Решения Новосибирск
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Бизнес-обучение: люди готовы платить за драйв и эмоции

Елена Глуздакова, руководитель Школы бизнеса SREDA и Школы TeenJobs о том, чему учатся новосибирские миллионеры и зачем предприниматели идут в бизнес
Елена Глуздакова – бизнес-тренер и коуч с 25-летним опытом работы, школа бизнеса SREDA провела более 20 массовых образовательных мероприятий для предпринимателей в Новосибирске

— Как вы перешли от тренера-одиночки к собственному бизнесу?

— Появились большие проекты, где нужна была команда тренеров, экспертов. Шесть лет мы плотно реализовывали федеральные образовательные проекты для бизнеса. Когда на такой проект заходит 250 участников, ты не можешь реализовать это один.

Я всегда много работала.

У стартаперов есть некая иллюзия, когда один из мотивов уйти в бизнес — свобода во времени. На деле ты всегда работаешь больше, чем в найме. 

Да, есть свобода распоряжения временем, и ты сам принимаешь решение работать всегда.

— Использовали ли вы меры поддержки государства?

— Финансовые – нет. Мы принимали участие в форумах и конкурсах. Новосибирск этим отличается, здесь прекрасные предпринимательские комьюнити. И государство этому способствует. Драйверами процессов часто выступают чиновники.

В 2015 году в Новосибирске был проект «Бизнес-драйв», с него началась активная история с предпринимательскими комьюнити в городе. Отмечу роль
замминистра промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Максима Останина, он продуктивно использует весь имеющийся инструментарий. Такие люди — как драйвер, потому что у любой сильной истории должен быть лидер.

— Бизнес-обучение для чиновников актуально?

— Рынок есть. На мой взгляд именно бизнес-обучение и актуально, потому что оно формирует другое мышление: нацеленность на результат, на понятную пользу, на ответственность за принятые решения… Не все госслужащие готовы думать об этом. Если будет больше таких как Максим Останин, такое обучение будет востребовано. Таких людей много, вопрос, зачем они должны приходить в госуправление.

— Есть мнение, что бизнес осознано дистанцируется от государства. Предприниматели знают, что их учат бесплатно?

— В Новосибирске с этим прилично: например, в наших проектах порядка четырех тысяч выпускников-начинающих предпринимателей. Это много.

Работая со среднем бизнесом, я вижу, что они с государством не дружат. Там ощущение, что, как только они выходят на диалог с властью, их начинают использовать. Выделить деньги на праздник, технику или что-то подобное. А вот Малый бизнес активно использует меры поддержки.

— Не связано ли это со сменой поколений?

— Чем отличается наше время: если раньше, чтобы тебя уважали, надо было вырасти хотя бы до среднего бизнеса, то сейчас малый бизнес — это такой же успех, как и корпорация. Может быть, он не создает десятки рабочих мест. Человек обеспечивает только себя и семью, платит налоги.

Ключевое в работе — оставлять то содержимое деятельности, что доставляет кайф лично предпринимателю. Иначе жизнь теряет краски. Молодое поколение именно это ценит.

Более зрелое поколение нацелено на преодоление, терпение. А что молодые делают? Не нравится, встают и уходят, делают что то другое. Это принципиальная разница.

— Что делает предпринимателей предпринимателями?

— Раньше я думала, что всему можно научиться. Сейчас я уверена, что Предпринимателями рождаются. В большинстве случаев из аудитории в несколько сотен человек я могу достаточно быстро продиагностировать и сказать, чего человек может добиться. Бизнес — его стиль жизни, или инструмент поиска себя, это сразу считывается.

— За чем идут в бизнес?

— Потребность в свободе, неспособность или нежелание подчиняться. Те, кто нацелен на стабильность и безопасность не идут, в бизнесе много рисков. Надо быть генератором идей, быть рисковым. Соль предпринимательства — предпринимать, а не рефлексировать. Есть идея — бери и делай. На начальном этапе оценка рисков слабая: начинаешь продумывать, тормозишь. Желание делать сильнее опаски. Потом, на другом этапе, конечно, надо риски учиться просчитывать.

— Какие меры поддержки бизнеса на старте вы считаете полезными?

— Закрепление налоговых каникул, налоговые льготы в начале пути. Многие уходят в тень. При такой ставке налогов на зарплату малый бизнес долго будет серым. Ценны микрокредиты, упрощенные системы отчетности, поддерживаемые комьюнити, образовательные программы.

— Сейчас много бесплатных ресурсов офлайн и онлайн. И есть бизнес-школа, которая про бизнес и про прибыль.

— Сейчас обучение-растущий тренд, все больше и больше людей в рынок заходит, часто не профессионалов. Онлайн обучение — растущая ниша, тут средний чек низкий. Заплатишь, и вроде и не жалко. За пару десятков лет такие волны уже случались: появлялись личности с установкой «Мы вас всему научим. Все просто. Вот вам волшебный рецепт». Сейчас часто это молодые люди, которые подают лично себя как бренд, но за ними не стоит никакая серьезная история успеха. Но Рынок расставит все на свои места, хотя сейчас они отобрали некую долю рынка у профессионалов.

Другой тренд в обучении — люди идут за драйвом, эмоциями и готовы за это платить. Малый бизнес нуждается не только в знаниях, но во многом в мотивации. Вот эти «эгегей» — поставьте цель и бегите к ней. Экстремальные и быстрые прокачки.

В  последнее время за эмоциональную поддержку и «эгегей» готовы платить больше, чем за знания.

В начале бизнеса есть страх, плюс недостаток денег, ты постоянно в дефиците и мотивация прыгает. Это не только поддержка и плечо. Тебе надо увидеть, что ты не один. Поэтому всегда будет востребованность на разных тренеров, разное обучение.

— Легко ли собрать людей на приезжего тренера, на открытый тренинг?

— Нет. Интернет-маркетинг дорогой, растет цена привлечения, много информационного шума. Но есть имена, личные бренды. Их продолжают возить в Новосибирск, на них идут.

— А свою такую звезду создать?

— На москвича придут охотнее чем на новосибирца, это закон провинции. Но по уровню компетенций сибирские тренеры на высоте. Это хорошие рабочие лошадки, а не гарцующие скакуны в праздничной сбруе.

— Каков средний чек в традиционном обучении?

— Сейчас день тренинга для среднего бизнеса, скажем, для отдела продаж будет стоить от 10 тыс. до 100 тыс. руб. Зависит от профессионализма и репутации тренера, его самомаркетинга.

До последнего кризиса были более ровные цены и была выраженная сезоность, летом все «стояло», сейчас уже давно лето активный, яркий сезон. Ну и традиционный подъем осень и весна.

— Насколько рынок бизнес-обучения завязан на бренды, имена? Появляются ли новые игроки?

— Сейчас новые имена — это в основном не компании, а люди. Это кстати тоже тренд — личный персональный бренд.

Есть несколько путей, как тренеры приходят в этот бизнес. В России трудно с тренерским образованием, его нет. За рубежом есть обязательная сертификация. У нас классный продажник идет преподавать и подягивает тренерские навыки. Второй путь — из психологии приходят, как и я когда то.

— Необходимо ли регулирование отрасли?

— Механизм неясен. Кто будет оценивать? Вопрос критериев и методик. Сертификация ничего не решит. Прослушать курс — не факт, что это сделает из человека профессионала.

— С какими проблемами приходят?

— Есть запросы предпринимательские по бизнесу и есть личные, кто я в бизнесе. Бывает у собственников некий день сурка, когда не могут перейти на новый уровень. Усилия есть, результата нет и устал. Еще один момент: зачем мне это в принципе надо, осознание изменившихся целей.

Во всем мире сейчас термин «осознанность» — это ключевое. И в бизнес-обучении тоже.

— У нас много в принципе бизнеса осознанного, с нашей нелюбовью к психотерапии в целом?

— Люди начинают задавать вопросы. И ключевой вопрос как я могу прожить свою жизнь счастливо и продуктивно (да-да, это основной вопрос в бизнесе в итоге). Это же не значит, что враз все осознанно зажили. Но много информации в соцсетях, люди думают на эту тему.

В целом яркий тренд на рост личной эффективности, развитие эмоционального интеллекта и восстановление баланса. За этими темами будущее.

— Насколько это можно прокачать, получить извне?

— Можно. Во-многом, это технологические вещи. Медитации, практики осознанного управления телом. Идет проникновение других историй в бизнес-практику. Например, в Google менеджеры применяют медитации. Навык — повторяющиеся действия, здесь — навык работы с самим собой. Можно учиться, например, быстрее восстанавливаться. Хороший тренер должен просто четко сформулировать с заказчиком результат: зачем это бизнесу

— У вашей школы больше навыкового обучения?

— Запрос от клиентов в среднем бизнесе чаще идет навыковый. Но хороший тренер всегда будет работать с головой. Если все просто, но люди не делают — почему? Здесь и мотивация, и проблемы в бизнес-процессах компании. Говорят «сделайте что-нибудь с отделом продаж, чтобы их встряхнуть».

В обучении всегда ищут некую волшебную кнопку: если инсайта не случилось, тренер плохой. Важно после тренинга, семинара или практикума быть готовым к довольно долгой внедренческой работе, закреплению навыка.

— Есть ли уход такого обучения в Интернет?

— Нет, тут онлайн плохо заходит, долго еще его функция будет вспомогательной. Все, что связано с коммуникациями и с мышлением — все лицом к лицу. Мы учимся в этом случае не только тому, что тренер говорит, но и как он коммуницирует. В онлайн это нельзя полноценно перенести. В онлайне это простые лайфаки, как принято сейчас говорить

— Какого специалиста вы не возьмете на работу?

— Если то, что он пропагандирует и преподает, не соответствует его личности. Тренер должен быть целостным, хорошо владеть своими темами. Я, например, не лезу в темы по тайм-менеджменту. Я все там знаю, но моя стихия — управляемый хаос, я в нем черпаю силы. Поэтому мои темы — это работа с изменениями, вовлечением, управление талантами, а не тайм-менеджмент.

Статья опубликована по заказу
АНО «Центр содействия развитию предпринимательства Новосибирской области»
Сайт mbnso.ru
Телефон горячей линии поддержки предпринимателей 8-800-600-3407